8 декабря 2019 года, воскресенье

Невероятная реликвия из Аушвица: шофар, бросивший вызов нацистам

23.09.2019 | Община, Мир

В течение многих лет поступали отрывочные сообщения о почти невероятных актах веры в нацистских лагерях смерти во время Второй Мировой войны: трублении в шофары, трубы, сделанные из бараньего рога, в которые евреи традиционно трубят в честь осенних праздников. Эти истории о сохранении надежды даже в самые мрачные моменты человечества передавались, несмотря на малое количестве доказательств и свидетельств очевидцев. Но могли ли заключенные лагеря найти способ трубить в эти трубы, пронзая небеса подобными рыданию воплями и отрывистыми звуками, не подвергая себя смертельной опасности?


Теперь появилась новая история, которая посвящена этому вопросу и принимается несколькими историками как надежная, исходящая от дочери выжившего в Аушвице, вместе с одним из этих тайных шофаров. Доктор Джудит Тудор Шварц, эксперт по Холокосту, говорит, что ее отец, Хаскель Тудор, много лет проведший в заключении, которому доверили работу нарядчика в одном из более чем 40 филиалов Аушвица, ухитрился в Рош а-Шана в 1944 году отправить заключенных из своего блока в отдаленное место, где они могли бы безопасно и конфиденциально молиться. Он не знал, что они что-то несут с собой. Но когда они вернулись, один из них признался ее отцу, что они трубили в шофар. Более того, согласно рассказу Шварц, которая руководит исследованиями о Холокосте в Университете Бар-Илан в Рамат-Гане, Израиль, ее отец получил шофар на хранение в 1945 году, когда нацисты эвакуировали лагерь и бежали от наступающих русских.


23 сентября, за неделю до Рош а-Шана, празднования нового еврейского 5780-го года, и 75 лет спустя со времени этого тайного акта веры, этот ритуальный изогнутый инструмент из рога барана, длиной около 10 дюймов, будет выставлен в Музее еврейского наследия возле Баттери-парка в Манхэттене. Он станет частью прибывшей из Польши передвижной выставки «Аушвиц. Не так давно. Недалеко». Хотя, возможно, никогда не удастся полностью подтвердить историю шофара, помещенного в музей, историки Холокоста говорят, что она заслуживает доверия и похожа на другие свидетельства очевидцев о шофарах в концентрационных лагерях и более детализирована.


Д-р Шварц сказала, что предоставила шофар для выставки в качестве дополнительного доказательства того, как далеко заходили заключенные евреи, чтобы практиковать свою религию перед лицом своих немецких мучителей. Их усилия включали в себя произнесение благословений во время избиений и обмен хлебных пайков во время Песаха, когда запрещено употребление продуктов, содержащих закваску. Заброшенные бочки из-под топлива в Аушвице, комплексе лагерей уничтожения и принудительных работ в оккупированной немцами Польше, где погибло около 1,1 миллиона человек, использовались вместо традиционных шалашей во время праздника Суккот. Раввины в лагере постановили, что даже одна минута, проведенная внутри, была достаточной мицвой, или добрым делом.


А еще были шофары, звучание которых должно было вызывать в памяти жертвоприношение Авраамом барана вместо его сына Исаака, призыв израильтян на Синай для дарования Моисею Торы и выражение самой горячей еврейской надежды — «в следующем году в Иерусалиме».


На инсталляции «Через призму веры», открывшейся прошлым летом в Государственном музее Аушвиц-Биркенау в польском городе Освенцим, цитируются слова 14-летнего заключенного Вольфа Гринбаума, который видел, как раввин посетил казармы обреченных в Биркенау на Рош а-Шана 1944 года и протрубил там в пронесенный контрабандой шофар. Яд Вашем в Иерусалиме демонстрирует шофар, изготовленный в 1943 году в нацистском трудовом лагере Скаржиско-Каменна. «Мы знаем из ряда свидетельств очевидцев, что там было трубление в шофары», – говорит об Аушвице Роберт Ян ван Пелт, исследователь Холокоста и главный куратор выставки в Музее еврейского наследия. Но где и как они были спрятаны? Как они попали в лагерь? И как их звучание оставалось безнаказанным?


Согласно свидетельствам, заключенные обычно подкупали или отвлекали охранников. «Есть одна вещь, которую я знаю из рассказов тысяч выживших, с которыми я беседовала», сказала доктор Шварц на этой неделе, – это то, что невозможное было там возможным, как для плохого, так и для хорошего». Некоторые шофары, вероятно, прибыли в Аушвиц в середине 1944 года с 440000 депортированных венгерских евреев. Их вещи, оставленные на железнодорожной платформе лагеря, известной как пандус, где прибывшие проходили селекцию, чтобы жить или умереть, складировались в Биркенау на огромном складе, получившем название «Канада», награбленное имущество из которого часто вывозили контрабандой.


Джек Клигер, президент и главный исполнительный директор Музея еврейского наследия, переживший Холокост ребенком, сказал, что слышал от друга своих родителей, что шофар звучал в Аушвице. «Если есть артефакт, который символизирует еврейскую душу, – сказал г-н Клигер, – вам будет сложно найти что-то более показательное, чем шофар». Кураторы говорят, что он будет помещен в витрину с другим редким сокровищем – талитом, спасенным другим заключенным Аушвица и предоставленным в аренду Мемориальным музеем «Амуд Аэш» в Бруклине. В шофар будут трубить на церемонии в музее, которая пройдет 23 сентября и на богослужениях в Рош а-Шана в общинах Манхэттена.


Выставка об Аушвице, открытая в мае прошлого года, привлекла более 95 000 посетителей. Она будет закрыта в январе, если ее не продлят. История доктора Шварц стала известной после того, как она посетила недавно открывшуюся выставку и рассказала историю своего отца куратору, доктору Ван Пелту. Она сказала, что у нее все еще есть шофар. «Приходило ли ей когда-нибудь в голову предложить его музею? – О Боже, нет, – сказала она, – мы просто использовали его». Ее отец, скромный человек, никогда не говорил о многих деталях в интервью, которые она брала у него, прежде чем он умер в 1993 году в возрасте 89 лет. Но, по ее словам, до конца его жизни «освенцимский шофар сопровождал его в его странствиях». Он управлял туристическим агентством на Манхэттене, женился на своей секретарше Ширли Краус, управлял урановыми рудниками в Монтане и Южной Дакоте и в конце концов вернулся в Израиль.


Родившийся в 1903 году в Бохне, Польша, недалеко от Кракова, ее отец и его хасидская семья бежали в Германию во время Первой мировой войны. Живя во Франкфурте, когда Гитлер пришел к власти и надвигалась война, он и его жена Берта в 1939 году отправили своих маленького сына и дочь на «Киндертранспорте» в безопасное место в Бельгию. Г-н Тудор был арестован позднее в том же году и заключен в тюрьму в Бухенвальде, одном из первых и крупнейших концентрационных лагерей, недалеко от Веймара в центральной Германии. Оттуда в октябре 1942 года его перевезли в Аушвиц III, трудовой лагерь, известный как «Моновиц / Буна», где также содержались будущие писатели Примо Леви и Эли Визель. На расстоянии нескольких миль стояли газовые камеры и крематории Аушвица II, Биркенау. В лагере он узнал, что Берта, бежавшая из Германии в Польшу, была поймана и убита в Аушвице вместе с другими членами семьи. Будучи в отчаянии, он все же удержался от того, чтобы покончить с собой, бросившись на колючую проволоку, через которую был пропущен ток.


Первоначально он был назначен в строительную бригаду, где таскал большие мешки цемента, что привело к повреждению плеча, сохранившегося на всю жизнь. Но затем, как старый заключенный с опытом работы в лагерях, он был назначен секретарем блока, ответственным за назначение на работу в то или иное место. Ставя в бумагах о направлении на некоторые задания имена уже скончавшихся заключенных, он мог предоставить другим помощь в лазарете, что «позволило ему спасти сотни заключенных – евреев», – сказала доктор Шварц. По ее словам, на Рош а-Шана в 1944 году, он организовал отправку некоторых религиозных заключенных туда, где они могли бы составить миньян или кворум из 10 взрослых мужчин для проведения молитвы. Когда они вернулись, он узнал о том, что они слышали звук шофара. «Мне сказали о человеке, у которого он был, но когда его спросили, он отрицал, возможно, из страха», – сказал мистер Тудор своей дочери в воспоминании, процитированном в одной из ее книг.


В январе 1945 года немцы начали поспешно эвакуировать заключенных по мере приближения русских. Мистера Тудора и около 60 000 других выживших погнали 30-мильным маршем в другой филиал лагеря. Но в ночь перед их отъездом, сказала она, к нему подошел другой заключенный — «мой отец никогда не говорил, кто это был» – и вложил в его руку завернутый в тряпку предмет. Это был шофар. Ее отец сказал ей, что этот человек сказал: «Я умру на этом марше. Если ты выживешь, возьми этот шофар. Скажи им, что мы трубили в шофар в Аушвице». Г-н Тудор пережил марш и вернулся в Бухенвальд, где он был освобожден американской армией 11 апреля 1945 года. Позже в том же году он присоединился к группе бывших узников концлагерей и других освобожденных евреев, направлявшихся на борту парохода «Матароа» в британскую подмандатную Палестину, которая вскоре стала Израилем. Он протрубил в шофар на берегу в Хайфе на Рош а-Шана в 1945 году.


Источник http://sinagoga.kiev.ua
© 1997—2009 Всеукраинский Еврейский Конгресс
Еврейская студунческая организация Гилель Компьютерная школа Правда о Сионизме Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100